О чем мычат буренки? | Новости агробизнеса

О чем мычат буренки?

Обозреватель “СОЮЗа” передает с белорусской фермы на СахалинеЗа молоком с местной белорусской фермы на Сахалине всегда выстраиваются очереди. Здесь именно так и говорят: местная белорусская ферма, поскольку расположена она на острове, недалеко от побережья Охотского моря, а производство на ней налажено исключительно по белорусским стандартам. Чтобы своими глазами увидеть, как работают технологии братской республики в единственном островном регионе России, а заодно узнать, какое оно на вкус, “союзное” молоко, мы поехали в село Раздольное Корсаковского района.

О чем мычат буренки?

О чем мычат буренки?

Наш обозреватель Александр Ярошенко лично удостоверился в том, что жизнь в “белорусском” агрогородке активно налаживается. Максим Федоров

Союзная “Параллель”

Коровы, как черно-белые шахматы, стоят ровной шеренгой, доярки быстро омывают каждой буренке тугое вымя пахучим шампунем, затем теплый душ, первые струйки молока вручную сдаиваются в отдельную посуду, и только потом к процессу присоединяется доильная аппаратура.

“Чак-чак-чак” – ритмично отстукивает доильная установка, молоко пульсирующими толчками бежит по молокопроводу в специальный танк, там оно охлаждается до 10 градусов и остается для отправки на молокозавод.

– Девчата, вам помощники не нужны?! – спрашиваю доярок.

– Приходите, примем и обучим с удовольствием,- улыбается Гуля Искандерова.

Большинство доярок – гражданки Кыргызстана. Вчерашние медики, учителя, бухгалтеры…

Гуля себя называет “сахалинской киргизкой”, она на острове живет больше полугода. Говорит, здесь вдоволь наелась красной рыбы, научилась профессионально доить коров и бесстрашно плавать в море.

– Я на родине акушеркой работала, корову дома только руками доила. А здесь красота, все машины делают, только контролируй,- говорит она.

К слову, большинство доярок – гражданки Кыргызстана. Вчерашние медики, учителя и бухгалтеры приехали на ферму с единственной целью – заработать денег.

– У нас средняя зарплата выше 70 тысяч рублей в месяц, – говорит Иван Анатольевич Ковтун, директор совхоза “Корсаковский”.

К слову, местные доить разучились, и строгая технологическая дисциплина фермы ХХI века для них трудновыполнима.

…Полтора года назад совхоз “Корсаковский” запустил в эксплуатацию молочный комплекс, построенный по белорусской технологии.

Он “нафарширован” новейшим оборудованием из Беларуси. Доильная установка “Параллель” на дальнем острове России работает как часы.

Спрашиваю руководство совхоза о сбоях в работе аппаратуры – информация об этом некоторое время назад проскальзывала в СМИ.

– Мы уже прошли период шероховатостей и технологических трудностей. Скажу честно, менталитет рабочих и специалистов среднего звена не поспевал за предложенными технологиями, – замечает Иван Ковтун.

Оказывается, неправильно подключили один из кабелей электропитания.

И эта неточность регулярно выводила из строя доильную установку.

Инженеры из Беларуси провели не один сеанс видеосвязи с сахалинскими коллегами, пока не нашли причину и не устранили досадную оплошность.

О чем мычат буренки?

О чем мычат буренки?

В сентябре 2017 года в еще строящемся агрогородке побывали Госсекретарь Союзного государства Григорий Рапота и губернатор Сахалина Олег Кожемяко. Фото: Ольга Герасименко

Зачем корове ошейник

В советское время сахалинское молочное животноводство было одним из лучших на всем Дальнем Востоке. А когда здесь открыли богатые месторождения нефти и газа, то власти региона на полном серьезе решили, что теперь не нужно заморачиваться с собственным производством, все можно купить.

Вместе с отраслью потеряли кадры, спустя годы спохватились. Обратились за помощью к правительству Беларуси, вот так и был сдан под ключ современный агрогородок.

– Этот проект очень удачный! Коровы уже начали телиться вторым отелом, растет их продуктивность, ферма сдает молоко только высшего сорта с хорошей жирностью и высоким содержанием белка,- увлеченно рассказывает Илья Юрьев, начальник отдела животноводства регионального минсельхоза.

Сахалинцы по совету белорусских коллег приобрели израильскую систему слежения за стадом, которая уже много лет как адаптирована на фермах Беларуси.

На шее каждой коровы – элегантный черный ошейник, который круглосуточно передает всю информацию о буренке. Сколько она дала молока, какая у нее подвижность, и даже насколько интенсивно она жует свою коровью жвачку!

– Если жевательных движений стало меньше, это сразу отражается в компьютерной программе, и это повод для настороженности, – говорит Ибрагим Кашкалатов, главный зоотехник комплекса.

За здоровьем кормилиц следят семь ветеринарных врачей. В случае если какая-нибудь корова занедужит, специалисты ее мгновенно отыщут в тысячном стаде при помощи хитроумной электроники, обследуют, возьмут развернутый анализ крови, поставят диагноз и назначат лечение.

– Чаще встречаются гинекологические заболевания. Климат сырой, влажный, не лучшим образом влияет на репродуктивную систему коров, – замечает ветеринарный врач Владимир Нохрин.

Племенных голштино-фризских коров на белорусскую ферму Сахалина закупали в Венгрии, когда они были еще нетелями. Нежных европеек везли на суровый остров транспортными самолетами.

Черно-пестрое стадо достаточно долго адаптировалось к местному силосу и густым туманам. Сегодня они настоящие островитянки, каждая из них дала за лактацию более семи тонн отборного молока.

От самой продуктивной из 847 голштинок в сутки надаивают 38 литров парного молока. Четыре ведра в день от одной коровы! Еще три десятилетия назад это было ненаучной фантастикой. Сегодня – реалии островного животноводства.

Под брендом “Отборное”

Рядом с коровниками – домики для телят, каждому полагается персональный, с аккуратно огороженным двориком. Малышня бодрая, с розовыми “зеркалами” носов, игриво прыгают и совсем не боятся людей.

– До полутора месяцев телят выпаивают материнским молоком, постепенно добавляем в рацион комбикорма, витамины и микроэлементы, – говорит Иван Ковтун.

– Падеж бывает? – поинтересовался я.

– Тьфу, тьфу, тьфу,- суеверно сплюнул директор, – практически нет, это же самое настоящее ЧП.

…Дмитрий Бырков раньше работал в Гомеле инженером на заводе “Гомельагрокомплект”. Именно это предприятие поставило все необходимое оборудование для Корсаковской фермы. Наладка автоматики шла под строгим контролем белорусских технологов, Дмитрий приехал на остров несколько лет назад в командировку. На несколько месяцев. Влюбился в Сахалин и остался здесь работать. Сегодня он управляющий фермой и хозяин прекрасного коттеджа в примыкающем к ферме агрогородке.

– У Димы самый ухоженный дом на улице! Огород – загляденье, клумбы с цветами и целый табун уток. Он у нас еще неженатый, все сам успевает, ага, – констатирует директор Ковтун.

Дима смущено улыбается, переводит разговор на хороший урожай бульбы и на собаку, которая разогнала его утиное стадо.

Про свою жизнь на острове белорус говорит так: “Отличная жизнь! Но с Родиной постоянно на связи, созваниваюсь чуть не каждый день. Сейчас такие коммуникации, что не чувствуешь себя оторванным от привычного круга общения”.

Неожиданной проблемой для сахалинско-белорусского животноводства стали крикливые чайки, прилетающие отдыхать на покатые крыши комплекса. Прожорливые и нахальные, они периодически атакуют траншеи с силосом, разрывают пленку, нарушают герметичность.

– Серьезно думаем соколов заводить, – хмурится Иван Ковтун. – Больше они никого по-настоящему не боятся.

…А в остальном здесь, как говорится, парное молоко. Кстати, на островном молокозаводе продукцию с белорусской фермы продают под говорящим брендом “Отборное”.

Отборную “молочку” сахалинцы обожают, поэтому с прилавков разбирают за считаные часы. Вкус, говорят народные эксперты, у нее особенный, его обеспечивает настоящее белорусское качество, сдобренное дальневосточным колоритом.

О чем мычат буренки?

О чем мычат буренки?

“Сахалинские киргизки” не скрывают, что приехали на остров заработать – в среднем в месяц выходит около 70 тысяч рублей. Фото: Александр Ярошенко

Источник